RSS-канал ПИКАПИНФО! ПИКАПИНФО в Twitter! ПИКАПИНФО в Facebook! Официальная группа ПИКАПИНФО ВКонтакте!
Новое на сайте
Форд празднует вековой юбилей Ford F-22 F-150 продан на благотворительном аукционе Dodge RAM Limited Tungsten Edition поступил в продажу Toyota Tundra 2018 модельного года на тестах в Мичигане American Expedition Vehicles подготовила тяжёлые пикапы Ram к суровому бездорожью Toyota обменяла Tundra с пробегом 1 600 000 км на новый пикап SsangYong Actyon Sports 2017 сменит название и не только
06.08.2012 14:44

Экспедиция «На край света». Итоги

Разобраны мешки с вещами, высохли отстиранные куртки и штаны, пропахшие костром и дорогами, скачаны и разложены по папкам все файлы с фото и видео, дефицит сна сошел на нет, остатки энергетиков после напряженной дороги домой окончательно растворились в крови — пришло время подводить итоги экспедиции «На край света».

Цели, которых мы достигли и задачи, которые мы выполнили — пожалуй, с этого стоит начать. Независимость Mitsubishi и Pajeroclub.su преследовали достаточно простую цель — доказать, что на автомобиле Mitsubishi Pajero, неподготовленном для особых условий бездорожья, возможно выехать в труднопроходимые места, например полуостров Рыбачий, чувствовать себя там комфортно, проехать к цели особо не выбирая дороги и прекрасно отдохнуть. Цель определенно достигнута, более того, участники экспедиции прошли маршрут на внедорожниках разных моделей Mitsubishi: Pajero, Pajero Sport и L200, и им было с чем сравнить. Были так же представители другой, не менее легендарной марки внедорожников.

Задача обогнуть полуострова Рыбачий и Средний и достигнуть самой северной точки Российской Федерации — Мыс Кегор, выполнена сравнительно легко, в этом нам способствовала сухая и почти всегда солнечная погода, весь внедорожный отрезок экспедиции можно было проехать, даже не подключая полный привод, не говоря уже о понижающем ряде.

Конечно, самое свежее и уникальное — это впечатления от увиденного и пережитого за время наших приключений. Естественно, письменное описание не передаст и десятой доли, но все-таки я буду пытаться.

Начало путешествия получилось скомканным и экстремальным, но только добавило азарта и интереса для нашего экипажа. Нагнать полтора дня пути общего каравана после починки расплавленной проводки моторного отсека — это ли не сверхзадача?! Две тысячи километров асфальта за 24 часа без сна и отдыха и пикап редакции Пикапинфо въезжает в Мурманск. Но это дало нам ту остроту первых впечатлений от арктической природы, которую мы, возможно, не смогли бы получить, если бы были не такими уставшими.

Трансмиссия Mitsubishi предполагает выбор между задним и полным приводом, но на этой дороге следует выбрать полный, пусть автомобиль при этом расходует больше топлива, но он лучше управляется, для того, чтобы без риска ехать до 160 км/ч.

Идеально ровная дорога иногда сменяется местами, где асфальта просто нет в принципе — ведутся дорожные работы по реставрации полотна и даже перекладка отдельных участков федеральной (!) трассы, их даже еще нет на картах, и наш навигатор сходил с ума, не понимая где он находится.

По свидетельствам очевидцев, дорога прибавила в качестве очень сильно — в 2008 году скорость выше 80 км/ч была смертельной даже для такой неубиваемой подвески как у L200. Обратная дорога заняла у нас гораздо меньше времени, чем туда, не смотря на плотное движение в Вышнем Волочке и Солнечногорске, а так же пробку от Черной Грязи до Химок.

Теперь вернемся в Арктику. После благополучного воссоединения с экспедицией, мы залили полный бак и наполнили все доступные емкости соляркой, для того, чтобы отправиться покорять полярное бездорожье. Запас хода должен составлять не менее 600 километров, так как никаких заправок, магазинов и других признаков цивилизации от Мурманска в северном направлении просто нет. Мобильная связь тоже большая редкость на Среднем и Рыбачьем, так что в случае опустевшего бака или еще какой-нибудь неприятности, может не получиться даже вызвать подмогу. Правда есть друга крайность — ближе к побережью будет появляться связь мобильных операторов других государств: Норвегии и Голландии, хотя российским туристам это вряд ли поможет, а иностранных граждан сюда просто не пускают — пограничная зона.

Но именно здесь нас накрыло с головой это полярное небо, именно здесь такие краски, что захватывает дух, именно здесь тишина, которая раскалывает мозг. Здесь солнце просто меняет цвет в зависимости от времени суток, садиться оно вообще не собирается как минимум до августа. Облака дают тебе понять, что ты на другой планете, и поэтому: «Веди себя прилично человечек, иначе поплатишься жизнью» — говорят они. Возможно, это было мое воспаленное сознание, но даю рубь за сто, каждый второй из нас думал то же самое. На первой стоянке в Титовке меня поразила прозрачность воды — такого не видел даже в Онежском озере. Кристальной чистоты, капли похожи на бриллианты, которые здесь есть в немалом количестве, их разведали геологи, которые мне лично об этом и рассказали, но это уже совсем другая история. На следующий день нас ждали первые километры бездорожья.

Людей, которые ездили на пикапе не просто по побережью, а прямо по Баренцеву морю, по моему мнению мало, по крайней мере, до не давнего времени я не знал ни одного. Теперь все в корне поменялось — вдоль пляжа, и поперек, поднимая тучи брызг и оставляя кильватерный след, в разных скоростных режимах. Мы резвились как дети на пляже Ялты, только это был немного другой конец света. Жесткий темный песок покрывал большой кусок берега, прямо посреди этого песчаного отрезка вытекала речушка, и после очень соленой морской воды, можно было ополоснуть машину пресняком.

Наш путь лежал вдоль берега на мыс Немецкий, историческое название которого мыс Кегор, поморы этим словом обозначали оленьи пастбища. Практически на каждом километре пути встречались памятники и кресты времен Великой Отечественной Войны. Это дань памяти русским воинам, пролившим свою кровь за Родину, они погибли, но не отступили и не дали пройти врагу, за каждый сантиметр этого полуострова велись ожесточенные бои.

Различные источники сообщают, что рядом с мысом находится поселок Вайда-Губа, в котором есть маяк и метеостанция. Подтверждаю — маяк стоит, на вид не рабочий (сейчас в судоходстве не используются подобные ориентиры, флот давно перешел на GPS-навигацию), рядом створы, но тоже без огней, из всего поселка только один дом жилой — это и есть метеостанция. Рядом нехитрый ветряк и немного метеооборудования, на этом поселок закончился. Остались только острые черные скалы и суровое море, в этом месте ты действительно понимаешь, что здесь край.

Край Земли, самый настоящий, на горизонте бескрайние просторы Баренцева моря переходящие в Северный Ледовитый океан. Здесь очень сильно чувствуется природная мощь, и ты ощущаешь себя маленькой песчинкой в глазу вселенной — сказывается близость северного полюса, видимо. Здесь не получится оставить запись в Твиттере, чтобы твои друзья смогли прокомментировать: «Ой как ты крут, вау Арктика», не получится заделать лук в Фейсбуке: «Смотрите все, севернее некуда». В зимней куртке ты постоишь дрожа от холода на каменном берегу и сможешь просто осознать — да, дальше некуда. Температура воздуха и воды здесь соответствующая — в разгар лета на мысе Кегор 9 градусов тепла, температура воды близка к нулю. Самая северная точка материковой России взята, теперь мы в собственных выпученных глазах выросли до недостижимых высот экстремального туризма.

После Немецкого, колонна отправляется дальше на восток, огибая губу Вайда, штурмовать броды и подъемы на пути к мысу Кекурский. С этой точки отчетливо было видно РЛС на другой стороне залива, граница все-таки еще на замке и нарушителей границы здесь ждут с распростертыми объятьями российские военные.

Дальше наш путь лежал через несколько заброшенных населенных пунктов, некоторые времен Великой Отечественной Войны, некоторые второй половины ХХ века, но все в одинаково запущенном состоянии, как-будто земля осиротела после ухода человека, и коробки домов без окон и дверей торчат из земли, покрытые вековой пылью.

Но люди отсюда ушли не совсем. После того как редакционный Mitsubishi L200 получил повреждения переднего редуктора и заднего крепления коробки, необходим был срочный ремонт, иначе машина не могла продолжать движение. На наше счастье, в заброшенном городе Локаут еще осталась геологоразведочная партия. Эти люди необычайного гостеприимства и выручили нас. С помощью сварочного аппарата, лома и кувалды крепление было выправлено, насколько это было возможно и установлено на место, с редуктором мы решили разбираться уже в Москве. К утру пикап был в полной боевой готовности.

Про боевую готовность я не просто так сказал, после остановки у «Близнецов» наш путь пролегал мимо заброшенной артиллерийской батареи у подножия горы Пумманки.

Бетонные сооружения в земле для обеспечения непрерывного огня по врагу, вокруг крупнокалиберного орудия. Это арт батарея 104-го артиллерийского полка, калибр 10 и 12,2 сантиметра была заложена в 1939 году. Конечно, сооружение в абсолютно непотребном виде, кое-как накрыто временной крышей навечно, но от этого не потеряло монументальности и размаха — на Рыбачьем все немаленьких размеров, и для жителя Центральной России кажется весьма впечатляющим.

Потом была каменная речка — так местные жители называют прибрежную полосу шириной 300 метров вдоль Малой Волоковой губы, и возвращение в Титовку через перевал Муста-Тунтури. Перевал — место легендарное, здесь проходила самая северная граница фронта во время Второй Мировой, здесь немецкие войска так и не смогли перейти сухопутную границу. На Муста-Тунтури (с финского «черная тундра») происходят события, описанные в повести Константина Симонова «Сын артиллериста», книжка так любимая мной в детстве.

По-прежнему все внедорожники вели себя хорошо, проблем с преодолением бродов и глубоких луж не возникало ни у кого. Дни были солнечные, и температура достигала отметки 25 градусов, некоторые участники экспедиции рискнули даже искупаться в Баренцевом море, хотя температура воды не превышала 4 градусов Цельсия.

Следующее что поразило меня, был монастырь в Луостари и его обитатели. Комплекс зданий построенных без единого гвоздя из Карельского леса, который высох на корне. Старцы, которые встретили нас у ворот, согласились показать главный монастырский собор, в котором находится икона «Всех скорбящих радости» 18 века, подаренная монастырю московскими меценатами. Мне кажется, в арктической тишине Глас Божий будет слышен очень хорошо любому прихожанину и молящимся послушникам этого монастыря. С этими светлыми мыслями мы покинули гостеприимную землю полуострова Рыбачий, «Гранитный линкор» — как называют его русские мореходы, чтобы переночевать в Мурманске и отправится в Хибины.

На следующий день у одного из автомобилей в составе экспедиции разрушился подшипник передней ступицы. После дефектовки у официального дилера Mitsubish, экипаж оставил машину в Мурманске ждать заказанную деталь, и распределившись по другим машинам, продолжил путь в сторону Хибин. После 200 километров асфальта, пронзив своим строем города Апатиты и Кировск, пилатон въехал в горы.

Под воздействием неповторимых хибинских пейзажей, пока мы ехали вверх по ущелью в русле горной реки, мне пришли в голову строчки Гумилева: «Углубясь в неведомые горы, заблудился старый конквистадор, в дымном небе плавали кондоры, нависали снежные громады». Здесь действительно не мудрено потеряться, профиль ущелья такой, что прием всех видов сигналов внешней связи становится невозможным.

На северных склонах лежит нерастаявший снег, а через несколько сот метров можно было увидеть радугу, и это в первом часу ночи. Время здесь как-будто остановилось, и 3 дня пребывания в Хибинах слились для меня в одно целое. Стоянка рядом с горной рекой, водопад с кристально чистой водой, озеро Щучье и дорога до него, белые грибы размером с небольшую елку, возвращение в Кировск — это похоже на кадры из какого-то приключенческого фильма, которые захватили меня полностью. Но как принято говорить: «Пора и честь знать».

После ночи, проведенной на турбазе со сложно запоминаемым названием, где я спал на детской кроватке в позе креветки (на глубокий здоровый сон это никак не повлияло), экспедиция под названием «На край света» вступила в завершающую стадию. Экипажу Пикапинфо осталось доехать до Москвы. В районе Кеми славный экипаж Пикапинфо отделился от общей колонны и устремился в родные пенаты. Ранним июльским утром редакционный пикап стоял в пробке на МКАДе, а его пассажиры вдыхали московский смрад, и вспоминали Рыбачий как рай на земле.

Подведем итоги в цифрах:

  • Потери в механической части для всей экспедиции: Ступица передняя в сборе для L200 ( при пробеге автомобиля более 100 000 км.)
  • Кронштейн задней подушки АКПП, течь переднего редуктора, передний лист защиты стандартный ( последствия наезда на камень) для Mitsubishi L200.
  • Замена шлейфа проводки и распределительной коробки под капотом для Mitsubishi L200.
  • Повреждение первого листа защиты Mitsubishi Pajero 4 ( последствия форсирования брода)
  • Пройдено километров всего 4565
  • Средний расход топлива на асфальте 11, 5 (данные для Mitsubishi L200)
  • Средний расход топлива на бездорожье 14,8 (данные для Mitsubishi L200)
  • Расход валокордина 60 капель за 10 дней
  • Средняя скорость на асфальте 100 км/ч
  • Средняя скорость на бездорожье 17 км/ч
  • Максимальная глубина форсированного брода 80 см
  • Время, затраченное на экспедицию 240 часов

Поеду ли я еще раз? Да, при любых условиях!

ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ
Фёдор Конюхов отправился за новым рекордом, Toyota Hilux — на подстраховке
12/07/2016, Обсудить
Историко-этнографическая экспедиция «Волок 2016» стартует 10 апреля
15/03/2016, Обсудить
Российские путешественники проедут вдоль всего моря Лаптевых на Mitsubishi L200
19/02/2016, Обсудить
Toyota Hilux помогла Фёдору Конюхову установить новый мировой рекорд
27/01/2016, Обсудить
КОММЕНТАРИИ